Вооруженный конфликт

Но поражение 1897 г. не только не ослабило позиций «Великой идеи» в умах греческих политиков и общественности, но, напротив, даже усилило их. Если идеологическая поддержка (а во многом и практическая организация) борьбы за Македонию в начале XX в. связана с именами И. Драгумиса и митрополита Касторийского Германа то основным проводником «Великой идеи» последующей эпохи (до 1930х гг.) в модернизированной — либеральной — форме стал Э. Венизелос, вначале придерживавшийся пути «органической работы» в качестве осознанной политической программы. Но движение по этому пути оказалось недолгим, и уже в 1912 г. Греция оказалась активным участником вооруженного конфликта. Ситуация на международной арене в последующие пять лет заставила Венизелоса сосредоточить внимание преимущественно на внешней политике. Но уже в 1917 г. он вернулся к задуманным ранее реформам, не пропуская при этом возможности получить и территориальные приращения. Последним успехом Венизелоса на поприще реализации «Великой идеи» как программы территориального расширения стал Севрский договор отдававший Греции Константинополь и часть Малой Азии. Но на парламентских выборах 1920 г. либералы потерпели поражение, между тем для реализации этого договора правительство П. Протопападакиса организовало военную экспедицию закончившуюся катастрофическим поражением. Грекам не только не удалось вооруженным путем закрепить свое присутствие в Малой Азии, но пришлось оставить надежду на приобретение этих территорий и в будущем: одним из условий мира с Турцией стало соглашение об          обмене населением (1923). После этнотерриториального размежевания Греция не могла более использовать тезис о необходимости освобождения порабощенных соотечественников как основу своей внешней политики. «Великая идея» потерпела поражение как внешнеполитическая доктрина, но осталась жить как идеология.