Новые проблемы

Между тем спокойствие в греческой внешней политике было кажущимся: у греков назревали новые проблемы, на этот раз не только с турками. Мы уже говорили о том, что с начала XIX в. на Балканах активно пошел процесс национального возрождения у христианских народов. Успехи греков вдохновляли их соседей, прежде всего сербов и болгар. Мы уже видели, как сербы и греки пытались совместно выступить против турок во время Критского восстания, но дело кончилось обидой греков. Этот весьма симптоматичный исход предвещал близкое начало конфликтов в балканском антитурецком лагере.

Первым крупным такого рода конфликтом стал грекоболгарский церковный раскол. Трения между греками и болгарами по церковному вопросу уходили корнями в эпоху установления власти османов на Балканах. К тому времени болгары, как известно, имели и свою государственность, и свою церковь. За столетия османского владычества константинопольские патриархи, пользуясь своим статусом этнарха, т. е. главы всех христианских подданных империи, сумели постепенно лишить негреческие народы империи национальных церквей. Независимость или автономия национальных церквей ликвидировались, епископат назначался только из греков, греческий язык становился единственно разрешенным языком богослужения, а следовательно, в значительной степени и грамотности вообще. Остатков самостоятельности сербская и болгарская Церкви лишились в середине XVIII в. при патриархе Самуиле II. Болгары и по сей день считают, что в то время жили в условиях двойного рабства: турецкого и греческого. Интересно, что греческие историки, часто идеализируя эпоху ромейского миллета, указывают на его этническую и языковую неоднородность уже во время его институализации (середина XVIII в.), видя в этой ситуации причину будущих конфликтов.