Национализм греков

Национализм греков на Афоне в разное время был направлен против разных «национальных врагов», а со второй половины XIX в. он приобрел антиславянский и в особенности антирусский характер. И тому были объективные основания: быстрый рост числа русских иноков и духовных учреждений в это время вызывал обоснованное беспокойство греков. К тому же Россия издавна выступала как покровительница православия на Афоне: например, в ходе революции 1821 г. афонские монахи также приняли участие в восстании, жестоко подавленном турками. В результате Афон подвергся разгрому и на нем были размещены турецкие войска. Лишь благодаря вмешательству России, включившей требование об эвакуации Афона в условия Адрианопольского договора на Св. Горе были созданы условия для возрождения монашеской республики.

Национальный вопрос на Афоне особенно обострился в связи с изменением международного статуса Св. Горы в ходе Балканских войн. 2 ноября 1912 г. в ходе Первой балканской войны Афон был без боя занят греческими войсками, однако было бы ошибкой считать, что с тех пор Афон вошел в состав Греции. Международное сообщество не признало тогда Афон греческой территорией: ни Лондонский, ни Бухарестский (1913) договоры, вопреки утверждениям некоторых греческих источников, не санкционировали присоединение Афона к Греции. Не помогло решению этого вопроса и принятое годом позже (03.10.1913) обращение греческих монастырей Афона к королю Греции с выражением верноподданнических чувств. Бременем окончательного включения Афона в состав Греции можно считать лишь 1926 г., когда греческое правительство издало постановление о том, что все афонские монахи должны иметь греческое гражданство.