Греческая национальная идеология

Тем не менее нет оснований помещать идеи Яннопулоса ad marginem общественной мысли и политики. Несмотря на то что он сам не был причастен к принятию политических решений, нельзя забывать о том, что родственные, а порою и откровенно расистские идеи в то время исповедовали и проводили в жизнь люди, находившиеся у кормила власти. В качестве примера достаточно привести американского президента Теодора Рузвельта одного из главных идеологов экспансии на Дальний Запад Америки и делившего человечество на «дикарей» (подлежащих уничтожению) и «преобладающие мировые расы».

Можно вполне согласиться с утверждением Д. Везаниса о том, что, начиная с Яннопулоса, греческая национальная идеология разделяется на пассивную (еблчко фросгигТ]) и активную (єблнкісг^бс;). Но, несмотря на то что программа Яннопулоса в целостном виде никогда не была реализована, многие ее положения натпли единомышленников не только среди интеллигенции, но и среди политиков. К их числу принадлежали С. и И. Драгумисы, Л. Мавилис и др. Политический манифест Яннопулоса стал важной вехой в развитии «Великой идеи». Много точек пересечения с яннопу лосовской программой имела концепция «третьей греческой цивилизации», легшая в основу идеологии диктаторского режима И. Метаксаса в 1930е гг. Некоторые мысли Яннопулоса, не понятые и не принятые современниками, опередили свое время: например, его мысль о необходимости общегреческой мобилизации на защиту национальных идеалов предваряла мобилизационные технологии в Европе 19201930х гг., а идея «понимающей истории» оказалась удивительно актуальной в конце XX в.